KJHOaqYsaQ8

[12 августа 2013. День 41.]

Posted on Posted in Бросок на Восток 2013 (дневник экспедиции), Экспедиции

На север!

Изначально в этот день мы планировали съездить на прибрежный горный хребет Жданко, но погода была далека от совершенства, и наши планы пришлось изменить. Вместо Жданко мы двинулись аккурат в самый северный пункт нашего маршрута по Сахалину- город Оху.
Первая достопримечательность на нашем пути — руины целлюлозно-бумажного комбината в Долинске. На Сахалине такие строения были практически в каждом районном центре. Все они были построены еще во времена, когда южная часть Сахалина принадлежала Японии. Однако сейчас из действующих, если я правильно понял, остался лишь комбинат в Томари на западном побережье.
В Долинске же все было в ужасном состоянии. Больше всего запомнилась труба метров 50 высотой с отличной лестницей на ее вершину. Защитного кожуха у нее не было, поэтому лезть на самый верх представлялось не самым безопасным занятием.
Проехав около 60 км, дорога, по которой мы ехали, вывела нас к морю. Дальше до самого Поронайска с небольшими интервалами мы все время двигались вдоль Охотского моря. Справа — вода, слева — горы. Красота! А тут и солнышко показалось и несколько скрасило наши «серые пасмурные» представления о Сахалине.
В поселке Взморье команда «Броска» встретилась с экспедицией института географии, где были наши знакомые из Москвы. Они уже не первую неделю рассекали по Сахалину вместе с парочкой американцев-геологов из Бостона. Поболтав и обменявшись впечатлениями, мы двинулись дальше на север.
Не прошло и часа, как наша команда под предводительством Виктора пробиралась через низовое болото к грязевому вулкану. Да-да, вы не ослышались, именно к вулкану. Только он не конической формы, как вы могли бы себе представить. На самом деле, этот вулкан — ровная поверхность среди болота, а из земли на верх выбрасывается сероводородная грязь. Но не постоянно, а периодически. Мы извержения не увидели, зато намазались этой грязью, ведь это очень полезно для суставов и организма в целом. Особенно усердствовал Никита. Он обмазал грязью даже свои очки.
Наступил вечер. Мы по-прежнему ехали вдоль моря и гор. На берегу постоянно мелькали рыбаки и их лодки. Довольно часто встречались кран-балки без номеров на заднем борту. По словам Виктора, они принадлежат браконьерам, которых в Сахалинской области очень много. Сам неоднократно видел весьма странных личностей, тусующихся на берегу Охотского моря.
Где-то за 100 км до Поронайска на склоне горной гряды, тянущейся вдоль моря, мы увидели защитные укрепления на случай оползней и размывов. Не удержались и залезли на этот склон. Вид, открывшийся сверху, потрясает. Вся береговая линия видна как на ладони. Суровые горы и море — вот он, Сахалин!
Последние 2 часа перед закатом мы искали место для палаток на берегу моря, но там постоянно были то рыбаки, то описанные выше непонятные личности, при приближении к которым, те начинали вести себя довольно странно. Как-то мы свернули с дороги на грунтовку к морю, а нам на встречу ехала очередная кран-балка. Увидев, что мы едем в их сторону, водитель машины с сахалинским номером развернулся на 180 градусов и поехал в объезд.
Уже стемнело, и начался небольшой дождь, а мы все ехали и ехали. До Поронайска оставалось 10 км, когда я предложил напроситься на ночлег к городским железнодорожникам (помните, как мы ночевали в Сковородино) или пожарникам.
Поронайск — районный центр, где проживает 16 тысяч человек. Саша нашел адрес местного локомотивного депо. Подъехав к нему, мы оба вышли из машины и по темноте и дождю пошли искать хоть кого-нибудь. В одном из зданий горел свет и была открыта дверь. Зайдя внутрь, увидели парня, который сидел один в большой комнате. Объяснили ему ситуацию, что нам бы крышу над головой и место для машины найти.
— Ребят, тут все тухло. Ничего такого нет. Да и из руководства никого. Я сам из Хабаровска, тут уже несколько лет, такая глухомань здесь… — ответил он.
Ну нет, так нет. Поехали к пожарникам. Как известно, некоторое время назад они объединились с МЧС, что усиливало наши надежды на положительный исход. Пожарники и мчсовцы — они же клевые ребята, помогают другим людям, может и нам помогут?
— Давай сворачивай на улицу Театральную — произнес Саша. Свернули на небольшую улицу с грунтовкой вместо асфальта, проехали метров 30 и остановились под большим фонарем. Приехали. Снова с Сашей выходим и идем по темноте в поисках хоть кого-нибудь. Тут все оказалось гораздо проще. Во дворе пожарной части увидели ребят, которые разгружали внедорожник.
— Вечер добрый! У нас тут такая ситуация… Мы путешественники… — дальше последовал стандартный наш рассказ о том, кто мы и откуда.
— Ребят, сейчас начальник приедет, у него спросить надо, — ответил один из молодых пожарников, наш ровесник.
Неожиданно во двор въехала легковушка.
— А вот и он, наш начальник — вымолвил он, — пойдем!
Мы подходим втроем к машине, внутри сидит коренастый человек лет 45. Все ему объясняем.
— У нас и бумажка есть, что мы не абы кто, а под эгидой института географии, — продолжаем сыпать кучу информации на голову подъехавшего начальника.
— Ну давайте посмотрим на нее, — произнес он.
Я быстро сбегал за нашим волшебным листиком и сунул его пожарнику.
— Вот, держите. Все, как говорили.
— Ну да, вижу. Ладно, пойдем, — начальник вышел из своей машины и повел нас в здание пожарки. Поднявшись на второй этаж, мы зашли в местный зал для собраний.
— Устроит? Тут пол деревянный, спать нормально сможете?
— Конечно сможем, не вопрос.
— Тогда располагайтесь. Только не шастайте туда-сюда, хорошо? Тут ребята службу несут, все серьезно. Туалет вот здесь, плитка электрическая есть, тарелки, столовые приборы.
— Спасибо Вам огромное! Вы нас тааааак выручили! — с благодарностью произнесли мы с Сашей.
— Да ладно ребят, все нормально. Отдыхайте! — ответил наш спаситель.
Через 20 минут мы уже во всю готовили себе тушенку с макаронами и обрабатывали фотографии. День, который, казалось, завершится где-то за Поронайском в сырости и грязи, закончился просто прекрасно.
В очередной раз мы убедились, что мир не без добрых людей и это, порой, стоит гораздо дороже, чем красивая гора или море.