MjuyxorgynA

[3 февраля 2015. День 4]

Posted on Posted in Бросок в Заполярье 2015 (дневник экспедиции), Экспедиции

ДАСТЕР пишет. СЕРГЕЙ ПИЩУЛОВ

— Так, подъезжаем к ледовой переправе…, — я услышал слова Петра сквозь сон. Мне было так хорошо и уютно лежать в теплом спальном мешке в кабине Соболя, что было лень даже поднять голову и посмотреть на проезд через крупную северную реку. Все же, я пересилил себя и приподнялся из мешка. Моему взгляду открылись белые просторы дороги-переправы. Слева и справа от своеобразного дорожного полотна стояли вешки — за них заезжать было запрещено.

Процесс проезда через Печору занял всего пару минут. На противоположном берегу нас встретил симпатичный пес, бросившийся ласкаться.

Порадовав пса тушенкой, мы отправились в Усинск. Изначально, в этом городе планировалось переночевать, но из-за метелей мы подзадержались и теперь ехали в город нефтяников из-за двух вещей: Косте нужно было заехать на сервис (после вчерашней вечерней заправки его Митсубиси перестал выдавать больше 2000 оборотов), а Андрею-оператору — поснимать нас в Усинске. Последний вместе с Мишей оказались в Усинске еще пару часов назад — ехали быстрее остальных, чтобы поснимать ночные городские виды.

От переправы до Усинска — около 70 километров. Дастер ехал медленнеt остальных, так как я постоянно останавливался и фотографировал окружающие ели, факелы и белое дорожное полотно.

В Усинске на первой же заправке мы встретились с остальными, немного обсудили положение дел, прокатились по городу, дали интервью местным журналистам (с последними связался Петр Груздев), пообедали в столовой и выдвинулись (за исключением Кости и его экипажа, которые все еще оставались на сервисе) в с торону поселка Харьягинский, от которого начинался зимник до Нарьян-Мара.

— Так, сейчас будем снимать проезды, — обратился ко всем перед отправлением из Усинска наш оператор Андрей. Слушаем меня по рации. А далее было кино… Процесс съемок выглядел примерно так:
— Соболь, сейчас обгоняете Дастер, прием! — раздавался голос Андрея и динамиков.
— Есть. Идем на обгон, — отвечал Петр, после чего совершал маневр.
— Отлично, теперь Шевроле обгоняет сначала Дастер, а потом Соболь. Прием, как слышно? — вновь вещал Андрей.
— Все понятно, — по очереди отвечал я и водитель Соболя. И так продолжалось несколько десятков километров.

Дорога из Усинска в Харьягинский — бетонка, зимой покрытая слоем снежного наста. Несмотря на лед в некоторых местах, можно было спокойно двигаться со скоростью 80-90 километров в час.

Через какое-то время возникла стела Полярный круг. Что интересно, на нашем навигаторе линия полярного круга располагалась в нескольких километрах от знака. Мы тут же остановились и устроили длительную фотосессию. Пока участники экспедиции щелкали затворами фотоаппаратов, случилось три вещи: подъехал счастливый Костя, сообщивший, что с машиной — полный порядок, выглянуло солнце, последний раз радовавшее нас еще до старта экспедиции, и рядом с нами остановились нефтяники, которых привлекли наши разноцветные машины.

Вдоволь нафотографировавшись, мы поехали дальше. Солнце окончательно вышло из-за туч о порадовало нас не только своим светом, но и пергелием. «Пергелий или ложные солнца возникает вследствие преломления солнечного света в анизотропно ориентированных кристалликах льда, парящих в атмосфере» (цитата из википедии»).

— Вот это круто! Нереальная красота! — восхищался Никита. Я был готов подписаться под каждым его словом. Действительно, заснеженные ели, ложные солнца, тридцатиградусный мороз и дорога с настом создавали ту самую атмосферу севера, в которую я уже давно влюбился.

В скором времени солнце зашло за горизонт, а ему на смену выглянула не менее красивая луна. Проехав пост ДПС недалеко от Харьягинского, резко исчезли остатки леса и началась тундра. Вдали показались яркие вспышки пламени — факелы с попутным газом, который сжигается при добыче нефти.

— Прием. Это Соболь. Встречаемся на заправке ЛУКойла, — раздался голос Петра в нашей рации.
— Дастер, принято. Прием, — ответил Никита. Через пару минут мы уже стояли вместе с другими тремя машинами на единственной заправке между Усинском и Нарьян-Маром.

— Зимник закрыт. Говорят, откроют не ранее завтрашнего дня, — сказал Игорь.
— Предлагаю возвращаться в Усинск и там ночевать. Сможем пообрабатывать видео, отдохнем, — предложил Миша.
Совместно обсудив ситуацию, было принято следующее решение: Петр и ко остаются в Харьягинском, так как у них внутри Соболя есть 4 кровати и вообще — полная автономка, а все остальные едут назад в город и по пути ищут квартиру, в которой можно переночевать.

Назад в Усинск ехали без остановок и были на местах уже в 9 вечера. Экипаж Шевроле снял однокомнатную квартиру за 1500 рублей, а все остальные — трехкомнатную за 4500. И чем же занялись 9 участников экспедиции, оказавшись в теплых и комфортных условиях с интернетом? Конечно же, блогерством!😊

« 1 из 2 »